Крымское противораковое общество
Борьба против рака
Проекты
Публикации
Фотогалерея
Газета "Крымский Эдельвейс"
Онкологические консультации
Помощь больным раком
Контакты
Онкологический хоспис

Онкологический хоспис

 В Крыму Хоспис организован в 2001 году благодаря главному врачу Республиканского онкологического диспансера Киселеву Федору Васильевичу занявшему эту должность в марте 2001 года. Он быстро понял идею председателя Крымского противоракового общества Филенко А.Г. нужности такого отделения, которая не решалась никем с 1994 года. Вначале это был хоспис Крымского противоракового общества «Антинео» на 7 койкомест, а в 2003 году хоспис был реорганизован в отделение паллиативной помощи Крымского республиканского учреждения «Онкологический клинический диспансер» на 10 коек.
В отделении ежегодно оказывается стационарная помощь 100 – 150 больным. Кроме того не менее сотни пациентам оказывается и амбулаторное пособие. Не секрет, что онкологические больные даже если их состояние не тяжелое мало кому  нужны, поэтому часто даже банальную противовоспалительную по сопутствующему диагнозу терапию или поддерживающую химиотерапию никто проводить не хочет, то они обращаются в отделение, в котором никому и ни в чем отказа нет.
Немаловажным фактором в работе хосписов и отделений паллиативной помощи является обслуживающий персонал. Вне всякого сомнения, что если у сотрудника такого типа учреждения нет чувства сострадания, терпения и возможности «отеческого» (или «материнского») отношения к больному, то такому сотруднику в хосписе делать нечего. Именно такой коллектив работает в Крымском отделении паллиативной помощи. Санитарочки, медицинские сестры, врач Басалаева Вера Алексеевна это те люди, которые отвечают указанному выше качеству. Но есть в этом коллективе недостаток. Труд их оплачивается не по «отечески». Плюс ко всему дежурная смена в ночное время обеспечивается одной медицинской сестрой, так как по Приказу МОЗ Украины №33 не предусматривается полноты штатных единиц на отделение в 10 коек. Наверное, тот человек, который писал этот приказ далек от того, что делать одной медицинской сестре, в случае если больного нужно поднять для перестилания постели или, к примеру, переместить не менее тяжелых больных в другую палату от умирающего больного, или этого больного от других больных находящихся в общей палате. Мы не говорим о том, что типовой хоспис-это отдельные палаты для каждого больного и количество сотрудников на одного больного не менее двух и заработная плата должна быть на полтора - два порядка выше, чем в любом другом стационаре терапевтического профиля.
 Значимым и очень важным является тот факт, что врачи Республиканского онкологического диспансера, как младшего брата стараются опекать это отделение. Не было случая, чтобы кто-то из специалистов отказал в просьбе помочь тем или иным образом. Кроме того что в договоре о сотрудничестве между Республиканским онкологическим диспансером и Крымским противораковым обществом оговорена данная взаимопомощь, есть еще и простое человеческое соучастие в судьбе тех больных которые находятся в отделении. Вот почему при появлении в 2006 году возможности построить типовой хоспис за средства инвестора, было обращение к городскому голове города Симферополя Бабенко Г.А. о выделении земельного участка рядом с онкологическим диспансером. Но не созрело еще  чувство сострадания у городских властей, как равно и депутатов городского Совета к страдающим больным, что не позволило им положительно решить вопрос не только с выделением пустовавшего в течение десятилетий участка рядом с диспансером, как и никакого другого участка.
Предложили, конечно, депутаты отвести земельный участок на территории Республиканского онкологического диспансера, но за какие деньги его строить? Никакой инвестор не согласится дать хоть какие - то деньги на объект, который не сможет функционировать самостоятельно. Тем более что планировалось построить не столько хоспис, сколько более перспективное учреждение - реабилитационный центр, в составе которого функционировал бы хоспис на 25 коек.
Давно уже в кулуарах различных конференций съездов и симпозиумов муссируется вопрос о реабилитационных мероприятиях для онкологических больных, отсутствие которых значительно укорачивает продолжительность жизни онкологических больных. Но как говориться, пока, наверное, не время, да и не подходящая фигура в лице Филенко А.Г. для лоббирования создания типового хосписа в Крыму, который нашими руководителями на словах возвышается до элитного региона Украины. Дел то подтверждающих эту элитность нет! А господа? Хотя я думаю,  им известно, что  цивилизованность общества определяется количеством домов для престарелых, интернатов для инвалидов и хосписов для инкурабельных больных. 
Анализируя данные без малого 10–летнего опыта работы,  следует отметить, что отделение востребовано, но 12 коек для всего Крыма недостаточно. Это при том, что   помощь оказывается преимущественно онкологическим больным. А все остальные, которым было отказано из-за отсутствия мест нуждающиеся в уходе пациенты и их родственники, остаются наедине со своими проблемами. Количество таких больных ежегодно насчитывается около200 человек.
В общелечебной сети Крыма приоритетное направление в оказании симптоматической помощи – только обезболивание, которое осуществляется путем применения наркотических анальгетиков либо нестероидных противовоспалительных средств. Основная нагрузка в проведении симптоматической терапии приходится на терапевтические участки. Многие стационарные отделения отказывают в госпитализации больных, т.к. длительность пребывания  таких больных в стационарах в большинстве случаев неограничена, что может влиять на показатели работы стационара. Также смерть больных в стационаре «портит» показатель стационарной летальности. И самым основным поводом для отказа в помощи является то обстоятельство, что тяжелые больные требуют более пристального внимания персонала отделения.
Больных в терминальной стадии чаще всего наблюдает онколог и участковый терапевт. Дома за больными ухаживают родственники. Также существует социальная служба «Министерства труда и социальной защиты населения», «Красный крест», участковые медсестры, которые выполняют перевязки, в/м инъекции. Этими службами оказывается помощь по уходу за больными, в приобретении медикаментов, продуктов питания, уборка помещений, приготовление пищи, выдаются шприцы, бинты. Организация данного вида помощи осуществляется по обращаемости о нуждаемости. Но охват данным видом помощи составляет только лишь 5 % от потребности. А также далеко не все социальные работники соглашаются оказывать помощь терминальным онкологическим больным.
Конечно, качество оказания помощи больным на дому остается очень низким. И вина в этом не родственников и тем более медиков. Первые не знают, как производить уход, а тем более симптоматическую терапию, вторым же чаще некогда, так как исконно все медики выполняют нагрузки, значительно превосходящие объем их функциональных обязанностей, как равно далеко не все медики, как и родственники знают что такое симптоматическая помощь и как ее оказывать.
Вторым немаловажным аспектом этой проблемы является состояние родственника онкологического или с другой тяжелой хронической патологией больного. Если исключить, например такие проблемы как занятость родственника на работе, нахождение в стесненных жилищных условиях всех членов семьи с больным который может кричать от боли, от него может исходить зловоние от распадающейся опухоли, то есть еще проблема  необходимости, своевременности и объема оказания помощи.
Например. Ночь. Больной стонет. Как поступить родственнику? Сразу же подняться с постели и подбежать к больному или еще подождать. Если показалось (а может действительно показаться), что состояние больного ухудшилось, то вызывать «Скорую помощь» или подождать. А «Скорая помощь» не всегда приедет к хроническому больному. А если все – таки и приедет, то в последующие разы точно последуют отказы. Да и правильно. Ведь скорая на то и скорая, чтобы оказывать неотложную помощь при острых ситуациях. Ну и так далее. А ведь зачастую и медику не под силу решить эти вопросы, а уж человеку далекому от медицины, тем более. Усугубляет эту грустную картину «борьба» наших блюстителей порядка с наркоманией. Наркомания как была, так и есть, так и будет, а вот онкологические больные страдают в муках от боли от ограниченного количества назначения врачами наркотических обезболивающих средств. Потому, что даже если на пути такого больного и окажется сострадающий доктор (что случается крайне редко), то организовать достаточное и своевременное обезболивание невозможно из-за тех дурацких  документов, которые регламентируют правила учета, хранения и введения лекарств данной группы.
Поэтому в настоящее время всё более очевидна необходимость создания новых и совершенствования существующих организационных форм и методов паллиативной помощи онкологическим больным, призванных улучшить качество жизни путём решения ряда проблем медицинского, социального и психологического характера. В хосписах и отделениях паллиативной помощи все выше указанные проблемы легко нивелируются. Помощь больным оказывается профессионалами, круглосуточно и в достаточных по качеству и объему видах.
В организации стационарной паллиативной помощи трудности возникают,  начиная  с уровня министерства и заканчивая отношением к этому общества и отдельных людей. А отношение людей крайне негативное, пока эта беда не касается их.
Вот и получается, что пока эта услуга обывателю не нужна, он даже на разговор о поддержке хосписного движения не идет. Когда же обращается в хоспис с просьбой оказать содействие ему самому или близкому родственнику, то нам этика медика не позволяет в этот трудный для него момент высказывать негодование по поводу неучастия населения в организации важного для них же учреждения.
Востребованность таких учреждений очевидна, но реализация замыслов на административном уровне проблематична.

Внимание! Внимание! 15 июня 2011 года Крымскому хоспису -10 лет. Спешите внести свой вклад в это святое учреждение.

И никто ничего не внёс. (Кроме Лаурин и её сына и противоракового общества, которое накануне 10-летия установило входную дверь, которая теперь новая и светлая, как мечты больных и сотрудников, которые там живут).Ох и жадные же у нас люди!!! Это же святое место. Туда нужно благотворить, мног и не только накануне годовщин.

 

 

Отделение на букву "Х"

Хоспис в Крыму, или Паллиативные решения для отделения паллиативной терапии

На днях я познакомилась с феноменальным человеком: её зовут Евгения Васильевна. Мы разговорились во дворике хосписа Крымского республиканского клинического онкологического диспансера. У неё рак кожи. Слава богу, патология не слишком тяжёлая. Не в пример остальной жизненной ситуации. Она потеряла мужа, затем трагически погибли сын, невестка, внук. В довершение ко всему в результате последствий диабета ей ампутировали обе ноги. Не надо делать скорбные лица и опускать глаза. Она потрясающе сильна духом, самоиронична и, насколько это уместно в подобных обстоятельствах, оптимистична. В хосписе уже с неделю. Чувствует себя здесь лучше, чем дома: "Замечательное к нам внимание. "Может быть, вам чаю? Может быть, что-то нужно? Может быть, хотите прогуляться на свежем воздухе?" Только я сажусь в коляску, как тут же рядом появляется сестра или нянечка. Мы, пациенты, здесь все с разными характерами и обстоятельствами.Но персонал - настоящие профессионалы. Это очень нужное отделение - здесь облегчают одиночество болезни".
Запертой в пустой, без единого человека, квартире в многоэтажкеи гуляющей только на балконе Евгении Васильевне отделение паллиативной и симптоматической терапии (оно же хоспис) даёт психологический комфорт и возможность просто жить дальше. Ей предстояла операция по иссечению опухоли на коже, реабилитация и путь домой. Надеюсь, у неё всё прошло успешно.

Что такое хоспис?

В Крымском республиканском клиническом онкодиспансере я оказалась благодаря письму председателя Крымского противоракового общества "Антинео" Александра Филенко, который заведует отделением паллиативной терапии. Общий смысл письма сводится к тому, что Александр Григорьевич просит власть рассмотреть возможность создания типового хосписа на 25 коек, для чего необходимо построить отдельное здание.

Вряд ли кто-то не знает о хосписном движении. Тем не менее напомню :хоспис - это медико-социальное учреждение, призванное оказывать квалифицированную медицинскую помощь в рамках симптоматического лечения (симптоматическая,или паллиативная, помощь улучшает состояние, а специальная - качество жизни) безнадёжных, с точки зрения современной медицины, онкологических больных. К тому же в хосписе должны помогать в решении социальных, психологических и духовных проблем пациента и его близких. Хоспис представляет собой отделение из четырёх палат (теперь уже из пяти): одна - для четырёх пациентов остальные двухместные, одна из которых - для агонирующих больных. Он был открыт в 2001 году, а в 2003 - реорганизован в отделение паллиативной помощи республиканского онкодиспансера. Что было своевременным и, по сути, спасительным шагом. Иначе он бы просто тихо "загнулся" из-за цен на коммунальные услуги и самое главное - из-за проблем с получением обезболивающих наркотиков для пациентов. Крымский хоспис создавался по принципу: временное решение с минимальными затратами, дабы доказать, что общество нуждается в такого рода услугах. Доказали. Дальше возник кризис, поскольку энтузиаст доктор Филенко на этом не успокоился и продолжал писать письма и обращаться во все властные инстанции с просьбой о создании теперь уже настоящего типового хосписа по примеру Москвы или Киева. Он мотивирует свои обращения банальным,изжёванным принципом "если не я, то кто же?" и верой в то, что среди людей,приходящих к власти, найдётся второй Юрий Лужков, который в течение 15 минут решит вопрос, который многие годы поднимала известный онколог Вера Васильевна Миллионщикова, обивавшая властные пороги со своей идеей о хосписе ещё с тех времён, когда эти пороги находились в горкомах.

Хосписное движение потихоньку разворачивается и на Украине. В Киеве сейчас строится типовой хоспис на 25 коек. Он обошёлся в 11 млн. грн. По мнению Александра Филенко, в Крыму расходы уменьшатся вдвое, поскольку здесь совсем другие строительные расценки.

Слово главному врачу

Официально главному врачу Крымского республиканского клинического онкологического диспансера Фёдору Киселёву жаловаться не на что: уже несколько лет возглавляемое им учреждение ощущает на себе результаты программ "Онкология 2003-2006" и 2007-2012 ,принятой Верховным Советом АРК. Результаты, безусловно, есть. Обновлена часть оборудования, из бюджета выделяются средства на медикаменты. Однако всех проблем отрасли это не решает, слишком долго до этого ничего не делалось и слишком дорогостоящей отраслью является онкология. 
 
Комментарий Фёдора Васильевича по поводу хосписа созвучен окружающей действительностью: - хосписы нужны. Именно поэтому мы все вместе его и открыли. Мало того перевели его на бюджет - ввели в состав диспансера. Затем расширили с 7 до 10 коек, создали более или менее удовлетворительные условия.

Ведь по другому и быть не может. Вот лежит человек - у него рак четвёртой стадии. От него отказываются все местные органы здравоохранения. А если и не отказываются, то ну зайдёт там раз в неделю онколог...А ведь больному требуется уход. А если человек одинокий, кто ему будет раны или пролежни обрабатывать? Раньше мы таких пациентов клали на хирургические и радиологические койки. Но ведь неразумно, когда радиология и хирургия выполняют функции хосписа: люди стоят в очереди на специальное лечение, а койка, а иногда и целая палата оказывается "занятой". Поэтому хоспис был создан. Сегодня он не брошен, имеет бюджетное финансирование, плюс к этому внебюджетное,в чём большая заслуга Александра Григорьевича Филенко. Я - профессионал в здравоохранении, сказал Киселёв  и уверен, что уже существующего отделения достаточно для нужд нашего онкологического диспансера. Но для всей онкологической службы этого конечно недостаточно. Притом согласен что, он не такой хороший, как хотелось бы, но давайте зайдём в любой дом ребёнка или детский дом, и нам тут же захочется построить новое здание для него. Такие хосписы, как в Киеве или Москве, - это удел очень богатых организаций или городов.

Что нам стоит дом построить...

Известный социолог Джон Нейсбит называл хосписное движение одной из глобальных тенденций развития цивилизации (речь шла об американцах). Современные люди выбирают право на достойную смерть. С нами же ничего нового не происходит. Просто мы и в этом вопросе плетёмся в хвосте процессии. У нас, когда больной нуждается в симптоматической терапии, получается, что он умирает через страдание. Свидетелями (или даже участниками) скольких таких случаев вы стали: вместо того чтобы получить помощь в одном месте, тяжело больной человек и его родственники мыкаются по инстанциям. Хосписы, как показывает мировая практика, на 80% - дело общественности.Прежде всего в вопросах организации финансирования. Те 20%, оставшиеся на долю государства, даже обсуждать не хочется. Украина - "прекрасная,но нищая страна". А общественность, вероятно, ещё не доросла до того уровня,чтобы называться цивилизованной. Оба моих собеседника с горечью признали, что строительство хосписа на средства меценатов от коммерции - полнейшая утопия. Даже с учётом того, что у некоторых (не сказать многих) крымских управленцев и бизнесменов родственники умирали от рака, желающих внести добровольный взнос  в развитие этого направления медицины не прибавилось.Почти все внебюджетные средства нашего здравоохранения - это средства больного,которого жизнь поставила перед фактом: мол, надо оперироваться, и всё тут.

Накануне пятилетия хосписа были разосланы 300 писем в мощные бизнес-структуры. Результат - 250 гривен от Объединённого коммерческо гобанка, где обслуживается счёт Крымского противоракового общества "Антинео",и 50 гривен ещё от одной организации. По-моему, на похороны и то больше дают... Так что в связи с 10-летием в 2011 году правление общества не стало обращаться за помощью, обошлось пожерствованиями бедных но щедрых нескольких крымчан, что позволило отремонтировать остававшуюся без ремонта палату и санузел. Да еще установили большую светлую входную дверь через которую можно войти в  светлый просторный коридор.


Анастасия БАЧИНСКАЯ.
Фото Олега Терещенко.

Наша справка

По данным крымского Минздрава, в каждом полугодии у более чем 3000 человек впервые выявлен рак. Из них у  более 400 -  запущенная форма (IV стадия).Чаще всего встречается рак кожи, затем рак лёгких, молочной железы, желудка. В абсолютных показателях заболеваемость раком составляет 360 случаев на 100 тысяч населения. Смертность - 152 случая на 100 тысяч.
Всего на полуострове зарегистрировано 45918 онкобольных.

Из письма Александра Филенко:

"...Специфика течения раковой болезни требует особых условий пребывания больных: это "манёвр" палатами, наличие достаточного количества одноместных палат для расосредоточения больных или перемещения больного от остальных из-за возникающего неадекватного поведения или распада опухоли, который сопровождается зловонием, кровотечениями и т. д.

Заповеди хосписа

 Хоспис - это не дом смерти. Это - достойная жизнь до конца. Мы работаемс живыми людьми. Только они умирают раньше нас.
щ Основная идея хосписа - облегчить боль и страдания как физические,так и душевные. Мы мало можем сами по себе и только вместе с пациентоми его близкими мы находим огромные силы и возможности.
щ Нельзя торопить смерть. Каждый человек жив-т свою жизнь. Времяе- не знает никто. Мы лишь попутчики на этом этапе жизни пациента.
щ За смерть нельзя платить. Как и за рождение.
щ Если пациента нельзя вылечить, это не значит, что для него ничегонельзя сделать.
щ Пациент ближе к смерти, поэтому он мудр, узри его мудрость.
щ Репутация хосписа - это твоя репутация.

Крым один из немногих регионов, где имеется хоспис (при республиканском онкодиспансере). «1К» писала, что летом этого года он отметил свое десятилетие. Заместитель главврача онкодиспансера и председатель Крымского противоракового общества «Антинео» Александр Филенко считает, что создание небольших хосписных отделений в еще нескольких регионах Крыма позволило бы решить проблему ухода за тяжелобольными пациентами. Такие отделения не должны быть большими: где-то хватит 5, где-то 10 коек. Но одновременно необходимо организовать само предоставление паллиативной помощи так, чтобы она была доступна любому человеку, желающему дожить отпущенное ему Богом время дома, в любом уголке Крыма.

газета «Первая Крымская»/НАТАЛЬЯ ДРЕМОВА/

[1K] Соцзащита :: Нам обещают достойный уход из жизниС развитием сети паллиативной медицины одному государству не справиться

Большинство украинцев мечтают не об успехе, славе, богатстве, а всего-навсего о достойной жизни: чтобы иметь крышу над головой и стабильный заработок, чтобы не приходилось считать каждую копейку, отказывать во многом себе и своей семье. Но о том, как должен выглядеть достойный уход из жизни, мало кто думает. Каждый надеется, что его минет участь родственника, знакомого, коллеги, умершего от той или иной тяжелой болезни. За вроде бы в шутку произносимыми словами «все равно как, лишь бы быстро…» скрывается нежелание вообще касаться этой печальной темы. А задуматься стоило бы.

Только около 8,5% ежегодных смертей в Украине, а уходят из жизни около 700 тыс. человек в год, приходятся на ДТП, всевозможные несчастные случаи, убийства, суициды и т.п. Все остальные — результат самых разных болезней, абсолютным чемпионом среди которых остаются сердечно-сосудистые недуги (63 — 65% всех причин), которые намного опередили следующие в этом грустном рейтинге онкопатологии (12%). А есть и другие неизлечимые хвори — и приходящие со старостью, и полученные в относительно молодом возрасте. Финал известен всем — врачам, родным, самому больному, но всем небезразлично, в каких условиях он произойдет.

Добрые намерения

Вряд ли можно найти смерть более ужасную, чем медленное угасание прикованного к постели одинокого пожилого человека в конечной стадии хронической болезни. А около 3% украинцев, нуждающихся в паллиативной помощи, облегчении физических и психологических страданий, умирают именно так. Еще 15% неизлечимо больных украинцев лишены заботы близких — у них нет родных, которые могли бы помочь. Впрочем, и имеющим семьи тоже приходится нелегко: они видят, как вместе с ними страдают родные. По приблизительной оценке «Украинской лиги содействия развитию паллиативной и хосписной помощи», около полумиллиона жителей страны нуждаются в подобной поддержке. Возглавивший эту общественную организацию бывший министр здравоохранения Украины Василий Князевич этой осенью побывал во всех регионах, знакомясь с положением дел и общаясь с медиками. «От Европы мы отстали на 30 — 40 лет, — констатировал он. — Но зато мы можем взять лучшее из опыта разных стран и применить то, что вписывается в наши реалии. Паллиативная помощь предусматривает не только медицинский присмотр, но, если надо, и социальное сопровождение, обязательно психологическую поддержку».
В следующем году украинская паллиативная медицина, а точнее, ее островки в разных регионах, сможет отметить своего рода юбилей — десятилетие со дня обнародования планов правительства создать сеть хосписов. Это доброе намерение было прописано в государственной противораковой программе, но и по сей день не воплощено в жизнь. Сети как не было, так и нет: на всю страну 12 стационарных заведений, где оказывают паллиативную помощь, и 20 отделений, всего на 650 хосписных коек. Потребность в них в 5 — 6 раз больше. Поэтому теперь Василий Князевич обещает бороться за появление госпрограммы, посвященной именно развитию паллиативной помощи.

Шаг за шагом

Крым один из немногих регионов, где имеется хоспис (при республиканском онкодиспансере). «1К» писала, что летом этого года он отметил свое десятилетие. Заместитель главврача онкодиспансера и председатель Крымского противоракового общества «Антинео» Александр Филенко считает, что создание небольших хосписных отделений в еще нескольких регионах Крыма позволило бы решить проблему ухода за тяжелобольными пациентами. Такие отделения не должны быть большими: где-то хватит 5, где-то 10 коек. Но одновременно необходимо организовать само предоставление паллиативной помощи так, чтобы она была доступна любому человеку, желающему дожить отпущенное ему Богом время дома, в любом уголке Крыма.
Автономии с 2008 г. обещают хоспис для больных СПИДом. Весной этого года главный врач Республиканского центра профилактики и борьбы с ВИЧ Олег Залата сообщил, что эта идея еще жива: для хосписных коек есть место, нужно только закончить ремонтные работы в помещении. Возможно, средства найдутся в следующем, 2012 г. Минздрав Крыма собирается претворить в жизнь идею создания хосписа для больных туберкулезом, его намерены открыть в отделении Республиканского противотуберкулезного диспансера в Алексеевке Белогорского района. Большая для хосписного отделения коечная мощность — 100 мест — связана не с огромной смертностью от туберкулеза. Кроме больных в терминальной стадии, сюда хотят собрать тяжелых пациентов с хронической формой болезни.

Без боли

Если госпрограмма паллиативной помощи будет создана, принята и, что самое важное, профинансирована, то, как сообщил Василий Князевич, в течение 10 — 15 лет в стране полностью будет сформирована сеть хосписных учреждений. Может быть, не так скоро, как хотелось бы, мы увидим в Украине обычную для других стран практику предоставления психологической помощи семье больного, обучения родных навыкам ухода. Но сегодня есть множество вопросов, требующих скорого решения. Самый в прямом смысле слова больной — обеспечение пациентов обезболивающими препаратами. В теории право на обезболивание имеет каждый человек, которому болезнь причиняет физические мучения. На практике его получает лишь… каждый пятый онкобольной и всего 3% украинцев, страдающих иными неизлечимыми болезнями. Получать опиоидные препараты в необходимом количестве больные могут только в стационарах. Но хосписных коек крайне мало, а в отделения обычных больниц таких пациентов берут весьма неохотно: те занимают место, где мог бы находиться человек, которому требуется лечение; за ними нужен уход, а это дополнительная нагрузка на младший медперсонал, которого и так хронически не хватает. Лежащие в одной палате с паллиативными пациентами люди негативно относятся к такому соседству, и, самое главное, умирая, такой человек портит статистику отделению. А с врачей за эти показатели спрашивают.
Инъекции обезболивающих препаратов на дому делать может лишь медработник. Сколько раз может навестить больного медсестра, у которой на участке еще десяток таких страдальцев? Когда раз в сутки, когда два-три, и что с того, что больному требуется 5 — 6 инъекций… В селах такие люди обречены на мучения: за препаратом медработнику приходится добираться в райцентр — и эти путешествия он должен совершать за каждой ампулой. Василий Князевич сообщил, что изменение порядка отпуска обезболивающих для неизлечимых больных является одним из главных вопросов, которые лоббирует «Украинская лига содействия развитию паллиативной и хосписной помощи».
Государству самостоятельно не поднять и ту сферу паллиативной помощи, которая касается ухода за такими пациентами. Эта работа требует особой подготовки, крайне тяжела психологически, квалифицированных медработников по уходу за паллиативными больными очень мало. По данным Крымского противоракового общества «Антинео», охват помощи по уходу за больными (включая приобретение медикаментов, продуктов, уборку и т.п.) составляет лишь 5% от необходимого. Это все, что в силах сделать соцработники, участковые медсестры и сотрудники Красного Креста. На Западе немалую помощь оказывают паллиативным больным обученные волонтеры — может, и в Украине их число увеличится? Не будем забывать, что никто из нас не вечен

 



Проект «Маммомат-3000 NOVA»





Проект «Одна гривна и одна минута каждый день для жизни»





Газета "Крымский Эдельвейс"

Крымское противораковое общество «Антинео»